Нефть морских глубин
Чарльз Уотсон

Разработка и освоение месторождений глубоководного шельфа и Арктики сопряжена с целым рядом серьезных проблем. Первая – климатическая. Даже на Каспийском море нефтяникам приходится решать проблему обледенения. Добычу предстоит вести в экстремальном температурном режиме. Кроме того, есть проблема ветров, сила которых достигает ураганной.

Вторая – технологическая. И разведка, и добыча полезных ископаемых в морях имеют свою специфику: месторождения часто залегают на значительной глубине, которая нередко превосходит обычную.

Третья – транспортная. Необходимо обеспечить бесперебойную доставку добытых полезных ископаемых – с нуля, в условиях полного отсутствия инфраструктуры. Это требует оригинальных технологических решений – таких как, например, подводное сжижение газа. И наконец, экологический блок проблем. Экосистема морей, и в особенности Арктики, чрезвычайно ранима, она не испытывала воздействия человека ранее и не готова к нему. Поэтому необходимо крайне ответственно подойти к разработке запасов. Нужно использовать весь теоретический и практический запас, накопленный при разработке морских месторождений во всех частях мира.

Совместные решения
В ближайшие годы альтернативные источники энергии не могут заменить нефть и газ. Но и дешевая, легкая нефть уходит навсегда. Месторождения в доступных районах, в регионах с развитой инфраструктурой вырабатывают свой ресурс. Новые открытия, как правило, содержат трудноизвлекаемую нефть. И все большее число месторождений во всем мире открываются в глубоководных районах или на морском шельфе.

Освоение этих месторождений – глобальный вызов, стоящий перед человечеством в начале XXI века. Вызов, сравнимый с промышленной революцией, освоением космоса, покорением атомной энергии. Проблема, полноценное решение которой силами одной нации вряд ли возможно. Точно так же, как и в создании отечественной автомобильной промышленности принимали участие европейцы и американцы. А российские космические технологии активно востребованы и на Западе, и на Востоке.

Такая синергия позволяет, с одной стороны, активно развивать и передавать технологии, чтобы все участники проекта использовали только передовые решения. С другой стороны – обеспечить беспрецедентную концентрацию ресурсов – в том числе и финансовых – на предельно важных, прорывных направлениях.

Наступает время шельфа
Интервью Председателя концерна «Шелл» в России Чарльза Уотсона журналу Русский Newsweek

— Почему разработка шельфовых месторождений необходима для решения энергетических проблем будущего?
— К 2050 году в мире будет потребляться в два раза больше энергии, чем сегодня. Так называемой «легкой нефти», той, что легко обнаружить и добывать, будет не хватать для удовлетворения растущего спроса, просто потому что большинство месторождений такой нефти уже истощены. Большинство же ненайденных энергоресурсов сосредоточено на глубоководном шельфе и в Арктике, где разработка энергоресурсов сопряжена с рядом трудностей природного и технического характера. Согласно данным Геологической службы США за 2008 год, в Арктике находятся 13% мировых неразведанных запасов нефти и 30% неразведанных запасов газа.

По словам академика А.Э. Конторовича, во второй половине XXI века добыча углеводородов на шельфе Арктики будет иметь такое же значение для удовлетворения спроса на энергию, как сейчас имеют такие регионы, как Персидский залив и Западная Сибирь.

И конечно, нельзя не согласиться со словами первого российского ученого Михаила Ломоносова, который писал: «Богатство земли русской Сибирью прирастать будет и морями студеными».

— Какие проекты на шельфе и в Арктике уже реализовал «Шелл»? Какие находятся в стадии реализации?
— В области освоения шельфовых месторождений у «Шелл» богатый опыт. Мы успешно пробурили первую скважину на шельфе в 1937 году, у побережья штата Луизиана (США). С тех пор «Шелл» активно реализует подводные технологии.

Хочу привести несколько примеров нашей деятельности на шельфовых глубоководных месторождениях в настоящее время. «Шелл» является оператором и владельцем 50% в бразильском проекте Parque das Conchas (BC-10). 13 июля 2009 года «Шелл» приступил к добыче на участке BC-10 в рамках первого этапа разработки, который включает 9 добывающих скважин и одну газонагнетательную скважину.

Проект «Ормен Ланге» в Норвегии включает разработку второго по величине газового месторождения Норвегии и третьего в Европе. «Ормен Ланге» было открыто в 1997 году и стало первым действительно глубоководным (850 – 1100 м) месторождением в Норвегии. При выходе на уровень устойчивой добычи технологические объекты «Ормен Ланге» смогут перерабатывать около 20 млрд кубических метров газа в год. Концерну «Шелл» принадлежит 17% акций проекта «Ормен Ланге», в котором он также является оператором.

— Какие существуют сложности при разработке глубоководных шельфовых месторождений? Какие сложные технические проблемы компании удалось решить?
— Глубоководные месторождения представляют многочисленные трудности с точки зрения разведки и добычи углеводородов: это и большие глубины, и шторма, и обледенение водной поверхности.

«Шелл» разработал ряд технологий для решения сложных геологических задач при разработке шельфа, в их числе построение изображение на основе полного сейсмического сигнала, выполнение каротажа на морском дне, что позволяет получить более точную картину и снизить риски.

Другой технологией «Шелл», используемой на глубоководных месторождениях, являются подводные добывающие системы, которые позволили увеличить расстояние между головной платформой и новыми спутниковыми месторождениями. Буровое судно Bully Rig для шельфовых работ, разработанное специалистами «Шелл», отличается инновационным дизайном. Оно значительно меньше и гораздо эффективнее в эксплуатации, чем другие буровые суда со сходными характеристиками. Преимущества нового дизайна судна заключаются в значительном снижении расхода топлива, уровня выбросов, а также затрат на строительство судна и его эксплуатацию. Ряд инновационных технологических решений «Шелл» разработал на российском шельфовом проекте «Сахалин-2». Они включают утепленные модули на платформе «Моликпак», фрикционные скользящие сейсмоизолирующие опорные части на морских платформах, призванные защитить платформы в случае землетрясения большой силы.

— Что дает разработка месторождений государствам, на шельфе которых открыто месторождение, помимо налоговых отчислений? Дает ли разработка толчок промышленности, науке?
— Благодаря крупным нефтегазовым проектам, безусловно, происходит развитие местных квалифицированных кадров и предприятий. Так, на «Сахалине-2» свыше 70% сотрудников – российские граждане, а уровень участия российских компаний в денежном выражении приближается к 14 миллиардам долларов США. На проекте «Ормен Ланге» с норвежскими подрядчиками было заключено 69% от общего объема контрактов.

Назад к списку
публикаций